Считается, что каждый художник стремится создать шедевр, который войдёт в историю и останется на века. Но уличный художник-урбанист и создатель муралов Андрей Птицын понимает, что его картины со временем исчезнут, и такая перспектива его не пугает. Ведь это свободное искусство улицы.

Муралы — не просто рисунки на стенах, а целые истории, рассказанные с помощью красок и форм. Они могут быть праздничными и радостными, а иногда — глубокими и трогательными. Картины на стенах города позволяют каждому человеку увидеть мир иначе, открыть для себя новые грани искусства, насладиться его красотой и магией.

О том, как рождаются идеи, что мотивирует художника выражать свои эмоции на открытых пространствах и как научиться монументальному искусству, Андрей рассказал нашим читателям.


Фестивали уличного искусства меняют города

Я живу в Петрозаводске. В 2001 первом году увлёкся рисованием на улице и с тех пор не могу остановиться (смеётся). Постепенно моё увлечение переросло в профессию, сейчас я занимаюсь художественным оформлением и росписью, участвую в различных мероприятиях, связанных с искусством рисования. В частности, с рисованием на улице.

Мой материал — чаще аэрозольная краска в баллончиках, но и кисти, и валики тоже бывают. Я рисовал всегда, сколько себя помню. Рисовать на улице может любой человек, но наличие художественного образования всё-таки даёт возможность использовать разные техники и выполнять работы на более качественном уровне.

Я участвовал во многих мероприятиях в России и за рубежом. В Мурманске достаточно часто появляюсь в последние несколько лет: у нас сложились хорошие отношения с организаторами фестивалей, это творческие и увлечённые люди.

Три раза я участвовал в мурманском международном Арктическом фестивале уличного искусства «Рост», мы раскрашивали фасады домов. Одна из моих работ — жёлтые детские сапожки. Хорошее и нужное мероприятие, на котором собираются самые разные художники и меняют город, меняют действительность.

По теме:  Пробуем арктическую кухню: 6 заведений в Печенгском округе, где подают местные изыски

Ещё одно событие, на которое я приезжаю с удовольствием, — Арт-резиденция в Никеле. Центр «Вторая школа» уже приглашал меня, я рисовал на заброшенной башне напротив Плавильного цеха. Предприятие закрывалось в тот момент, и я нарисовал литейщика — последнего рабочего, уходящего с производства.

posledniy rabochiy
Источник: Предоставлена Андреем Птицыным

Работа была сравнительно небольшой, пять-шесть метров, но работать приходилось в достаточно жёстких условиях. Это был конец августа, было очень-очень ветрено. Погодные условия в Никеле были так себе, а приходилось ещё готовить стенку, отбивать отваливающиеся слои, грунтовать, а потом рисовать на качающихся на ветру лесах дней пять или шесть — это было непросто. Но получилось вроде бы неплохо, жителям понравилось, отзывы были положительные.

Трудности в работе меня не пугают

Почему я согласился?

Во-первых, я люблю путешествовать, и мне не очень важно приезжать в какое-то комфортное место или в специальные условия. Мне интересно любое новое место. В Никеле собрался интересный коллектив творческих ребят, с которыми было интересно взаимодействовать. Мы практически на ходу придумывали, что, как и где можно реализовать.

С организаторами мы тоже не первый раз сотрудничали, были совместные проекты, отношения сложились не только продуктивные, но и даже дружеские. Как только появилась новая возможность поучаствовать в Арт-резиденции, я сразу подал заявку. А почему бы и нет? Это интересный опыт, мне всё понравилось, несмотря на трудности. Сотрудничество было приятным и взаимовыгодным.

buket
Источник: Предоставлена Андреем Птицыным

Городская среда Никеля меняется в последние годы, появляется много новых уникальных локаций, картин, смотреть на которые приятно и жителям, и гостям посёлка. А мне как художнику интересно решать нетривиальные задачи, сотрудничать с такими же увлечёнными и творческими людьми. Радует, что таких проектов становится больше.

Меняется отношение к городской окружающей среде не только у людей, там живущих, которым хочется жить в красивом месте. Что появляется инициатива «сверху», и поддерживается инициатива «снизу». Мне просто это нравится, поэтому я не буду отказываться от таких предложений. Предстоящим летом в Никеле будет фестиваль стрит-арта, на который я поеду с большим удовольствием.

По теме:  Георгий Кондратьев и Константин Ленин: За тысячу километров в Арктику, в поисках кадра мечты

Во время фестивалей проекты обязательно проходят согласование. По-другому не бывает. Муралы должны не просто вписываться в городской пейзаж, они системно работают на формирование городской среды в целом. Это должны быть как минимум позитивные работы. Но при этом для художника сохраняется возможность самовыражения и творчества, что важно.

Как рождаются картины, не знают сами художники

sapozki murmansk
Источник: Предоставлена Андреем Птицыным

Работать с масштабными изображениями интересно, хоть и непросто. Как рождаются картины, не знают сами художники. И что станет следующей работой, с чем я приеду на Арт-резиденцию, я тоже не знаю. В своих рисунках я стараюсь не быть прямолинейным, не делать топорные вещи. Я говорю сейчас об авторских проектах, не коммерческих.

Мне нравится создавать картины, которые воспринимаются на каком-то ассоциативном уровне. Идея жёлтых сапожек появилась как тема для детского сада: изначально планировалось разместить этот рисунок на фасаде четырёхэтажного детского сада. Нужно было что-то, связанное с детьми.

Я принципиально не хотел рисовать образы детей, какие-то портреты. Но нашёл, как мне кажется, достаточно удачный и узнаваемый образ, что портреты. Но нашёл, как мне кажется, достаточно удачный и узнаваемый образ, с ней что-то там на них порисовали, я их сфотографировал, потом доработал рисунок, и появилась такая вот картинка. Ну у кого из нас не было таких в детстве?

Для меня важно, чтобы был отклик. Чтобы люди чувствовали позитивные изменения вокруг. Чтобы мои работы органично вписывались в среду и пространство, но при этом создавали атмосферу. Если сначала появляется поверхность, на которой нужно что-то нарисовать, я смотрю на формат стены, на окружающий пейзаж, продумываю композицию: как объект или объекты могут на ней располагаться.

kartina
Источник: Предоставлена Андреем Птицыным

Бывает, что мне в повседневной жизни приходит идея рисунка. Например, смотрю фильм — и какой-то образ зафиксировался, я его перерабатываю и оформляю для себя, что-то добавляю. И потом реализую в подходящем пространстве. Или не реализую долгие месяцы или даже годы, такое тоже довольно часто происходит. Пока не сложатся все условия, не найдётся подходящее место или проект.

По теме:  Что такое социальные проекты и какую роль в них играют жители города?

У любого художника всегда в голове множество идей, они трансформируются, дорабатываются, шлифуются, переосмысливаются, обрастают деталями, но окончательный образ возникает только «на месте». Когда становится понятна и выбрана локация, идея «врастает» в конкретную стену и приобретает законченный вид.

Любая масштабная поверхность мне интересна. Пейзажные рисунки — не моё. Мне нравится крупный фигуратив, чтобы рисунок был ярким и виден издалека, имел смысловое наполнение: через юмор или иронию, через абстракцию. Главной целью уличного искусства всегда была коммуникация. Оно больше про смыслы, чем про визуальную красоту.

Правило улицы: любая картина может быть закрашена уже завтра

Я с большим уважением отношусь к муралам и мозаикам, сохранившимся в северных городах с советских времён. Мне нравится их эстетика. Они были здорово сделаны, качественно и монументально. Но сейчас, мне кажется, существует запрос на более «лёгкие» картины и образы. Более яркие, эмоциональные, живые.

Климатические условия северных городов не способствуют долгой жизни муралов: ветер, влажность, большие перепады температур. Такая нагрузка требует хорошей подготовки поверхностей и качественных красок. В Мурманске эти условия учитывались изначально, и я уверен, что лет пять–десять рисунки сохранятся в хорошем состоянии. Что дальше будет — вопрос.

paltsy
Источник: Предоставлена Андреем Птицыным

Надеюсь, они проживут достаточно долго. Но когда они отживут своё, их нужно будет перекрасить. Я отношусь к этому совершенно спокойно. Придёт другой художник и создаст другую работу и новую атмосферу, которая больше будет отвечать времени и соответствовать месту, наполнит другим настроением. Города и посёлки ведь тоже меняются и перестраиваются, дома растут и исчезают.

Я рисую на улице уже больше двадцати лет, а правило улицы гласит: всё, что нарисовано на улице, может быть закрашено на следующий день. К этому нужно быть готовым. Это придаёт стрит-арту ощущение пульсирующей энергии и уникальности.